О санитарно-эпидемиологической ситуации в Братске

О санитарно-эпидемиологической ситуации в Братске

Прямой эфир о санитарно-эпидемиологической ситуации в Братске прошел 13 октября. В нем приняли участие мэр города Братска Сергей Серебренников, главный врач ОГАУЗ «Братская районная больница» Марина Середкина, заместитель главного врача ОГАУЗ «Братская городская больница №5» Наталия Ящук, заместитель главного врача по клинико-экспертной работе ОГАУЗ «Братская городская больница №3» Альбина Филина. В течение часовой трансляции участники ответили на 18 вопросов. Всего же поступило 54 вопроса, из них 39 во время эфира.

Общая ситуация в Братске

Говоря об общей ситуации, Сергей Серебренников отметил, что четвертая волна в Братске впервые началась одновременно с Иркутском.

— Если в прошлый раз мы отмечали динамику по отставанию от областного центра на 3-4 недели, то в этот раз все изменилось. Практически везде рост заболевших идет одинаково. Только за последние сутки в Братске 34 новых случая. А за неделю — 200 человек. Всего с момента пандемии у нас заболели почти семь тысяч горожан.

К сожалению, за весь период пандемии умерло 652 человека. А за последние сутки — 11. Мы выражаем соболезнования родным и близким. Нельзя недооценивать всю серьезность этого заболевания. Среди тех, кто умер — нет привитых. Умирают те, кто не привит.

У нас снизились темпы вакцинации. Хотелось, чтобы все включили холодный разум, оценили степень риска не только для каждого из нас, но и для наших близких, наших семей. Сухие цифры статистики, в том числе и по летальным исходам как раз говорят об этом.

Если говорить о вакцинанции. У нас привито первым компонентом — 55.900, вторым — 48.900. Эти темпы недостаточны, чтобы выработать коллективный иммунитет. Медики подтвердят: заболевают, как правило, те, кто не привит. Единственное спасение от коронавируса — вакцинация.

Мы продолжаем работу по убеждению людей: листовки, личное общение. Сегодня, например, коллективная вакцинация прошла в Байкальском государственном университете.

Мы делаем практически все для того, чтобы бороться с пандемией. Медучреждения перепрофилированы под ковидные госпитали, развернуто 823 койки, 700 уже занято. Ситуация меняется каждый день. В аптеках имеются все необходимые лекарственные препараты. Для медицинского персонала имеются средства индивидуальной защиты, для жителей — маски, есть дезинфекторы.

Сегодня, к сожалению, болеют и наши педагоги. Мы помним тот период, когда уходили на дистант. Ни один родитель не сказал, что дистант — это хорошо. Детям нужно общение, нужен прямой контакт с педагогом. А у нас 400 педагогов находятся на самоизоляции. Дети контактные тоже находятся на самоизоляции. Если мы не поставим прививки и не выработаем коллективный иммунитет, то будем вынуждены уходить на дистанционный режим работы и обучения, — сказал Сергей Серебренников.

О ситуации в больницах Братска

Братская районная больница:

— Сейчас, с учетом санатория «Юбилейный», в Братске четыре лечебных учреждения оказывают помощь больным с коронавирусной инфекцией, — рассказывает главный врач Братской районной больницы Марина Середкина. — При этом прошлую неделю мы были забиты полностью: коечный фонд рассчитан на 180 пациентов, но у нас постоянно находились 202 человека. Мы уплотняли палаты, пациентов размещали в не очень комфортных условиях, потому что не могли отказать в госпитализации. Когда расширили коечный фонд «Юбилейного» и ввели городскую больницу №3 для приема пациентов, мы немного вздохнули (это было в выходные), потому что наша и городская больница №5 не справлялись с потоком пациентов. В сутки поступало более 30-40 человек, болеющих средней и тяжелой формами коронавирусной инфекции. В настоящее время у нас есть в резерве 19 коечных мест, но они могут быть заполнены буквально за полсуток. Реанимация, где лечатся самые тяжелые больные — заполнена постоянно. На 15 коечных местах у нас постоянно лечатся 18 больных. Почти два года мы работаем на пределе своих возможностей. Это тяжело и физически и морально.

Реаниматологи не хотят идти к себе в отделение, потому что, к сожалению, им стыдно и больно говорить больным, погибающим в сознании, что мы вам поможем, и знать, что мы не справляемся с ситуацией.

Городская больница №5:

— На сегодня (13.10.2021) заняты почти все койки: 258 развернуты, 256 заняты, на вечер 2 свободных места, — комментирует Наталия Ящук. — Из них 18 реанимационных коек — заняты все. 11 пациентов находятся на аппаратах ИВЛ. Такая картина у нас наблюдается на протяжении двух недель. Мы выписываем пациентов, поступают пациенты снова. С прошлой субботы развернула койки Братская городская больница №3, без них мы бы не справились с нарастающим потоком пациентов. Инфекция распространяется очень быстро, и отсутствие иммунной прослойки среди населения способствует ее быстрому распространению.

Симптоматика меняется, к сожалению, в худшую сторону. Быстрее развивается пневмония. Если в предыдущие годы можно наблюдать, что определенная степень поражения легких могла сохраняться на протяжении нескольких дней, нарастать медленно, то сейчас тенденция к очень быстром увеличению площади поражения и, соответственно, утяжелению пациента и его потребности в кислородной поддержке и аппарате ИВЛ.

Городская больница №3:

— С начала октября отмечен резкий скачок заболевания, — рассказывает заместитель главного врача по клинико-экспертной работе ОГАУЗ «Братская городская больница №3» Альбина Филина. — Мы каждый день 75 тестов отправляем в ПЦР-лабораторию, из них в среднем 25 — положительные. Заболеваемость увеличилась в 4 раза. В настоящее время (13.01.2021) у нас открыт госпиталь на 200 коек, 145 из них заняты. Свободны только 51 койка, безкислородная, то есть для средней степени тяжести пациентов. В настоящее время у нас 252 человека находятся на амбулаторном лечении, в том числе 11 детей. Коллеги подтвердят, что на 1-ой и 2-ой волне у нас практически не болели дети. Сейчас эта тенденция ухудшается. Вирус мутировал и стал поражать все группы населения. Я уже неоднократно повторяла, что старшее население более законопослушное, прислушивается к голосу разума, они друг с другом общаются, доверяют врачам. В итоге они более ответственно подошли к вакцинации, и поэтому сейчас возрастных заболевших намного меньше, чем было в первые волны. Я надеюсь, что вакцинация поможет им сохранить жизнь.

О вакцине

— Я бы хотела сказать больше как микробиолог, — комментирует Альбина Филина. — Наш макромир окружает микромир — это бактерии, простейшие грибы и вирусы. Вирус — это загадка природы, простейшая форма жизни, которая может существовать в неживом состоянии и в живом состоянии. Если вирус находится вне организма хозяина, то есть человека, животного или растения, он не активен, он не функционирует. И только попав в клетку человека, он мгновенно внедряется в генотип клетки и клетка начинает работать именно на вирус. Вирус размножается мгновенно, клетка, переполненная вирусом, разрушается и вирус выходит вне клеточное пространство.

Когда мы заболеваем ОРВИ или гриппом, у нас начинается насморк — это, ни что иное, как разрушенные клетки с вирусами, которые попадают во внешнюю среду. И здесь сразу становится объяснимо, почему нам следует носить маски. Вирус выживает только в биологических жидкостях: при насморке и чиханье носоглоточная жидкость, в крови, в моче, в кале, везде может быть вирус. При ношении маски мы предостерегаем распространение его во внешнюю окружающую среду, и эпидемиологический процесс таким образом можно прервать.

Что такое вакцинация? Вакцина — это убитые вирусы, в данном случае коронавирусная инфекция. Убитый вирус есть в вакцине «КовиВак». Все остальные — это искусственно-синтезированные вирусы, то есть берется вирус ОРВИ, и в него добавляются молекулы коронавируса — на основе этого сделаны эти вакцины.

Любая вакцина — это антиген. Белок, который находится в коронавирусе, попадая в организм человека, начинает вырабатывать антитела. Сейчас уже, мне кажется, любой человек знает, что существуют антитела, но вот как они борются, наверное, не каждый понимает. Когда вирус, на который есть антитела, попадает в организм человека, наш иммунитет начинает ответную реакцию, Настоящий вирус сразу инактивируется антителами, которые есть в организме человека.

Никто не даст гарантии, что вакцина нас защитит на 100%. У человека может выработаться небольшое количество антител, но может попасть много вируса в организм, тогда конечно человек заболеет, полностью инактивироваться вирус не может. Но человек быстрее справиться с этой инфекцией. Лечение пройдет легче. Смертельных исходов не будет. В лечебных учреждениях вакцинированные болеют, но легче, смертельных исходов точно нет.

О вакцинации

— Я поддерживаю активно Сергея Васильевича и все наше медицинское сообщество и призываю всех защитить себя тем способом, который научно обоснован и подтвердил свою состоятельность — вакцинация, — говорит Марина Середкина. — Можно все больницы перепрофилирвать. Но если вирус продолжит меняться, если тяжелое состояние будет охватывать все большее количество пациентов, то никакого коечного фонда не хватит. Результаты лечения у невакцинированных значительно хуже. Никто не говорит, что прививка полностью защищает от коронавируса. Но она готовит организм к выработке антител и борьбе с инфекцией.

По Братскому району из 16 тысяч привитых заболело 374 человека, это 3% от количества вакцинированных. При этом потребовали госпитализацию всего 1,8%. Остальные лечатся дома, кто-то вообще бессимптомно, кто-то в виде ОРЗ. Причем показания для помещения в реанимацию были не тяжелая пневмония, а хронические сопутствующие заболевания: онкологические, острое нарушение мозгового кровообращения, ишемическая болезнь сердца, заболевание крови. Вакцинированные пациенты в тяжелом состоянии не поступают. Прививка — это наш шанс, и мы все должны его использовать.

В нашем учреждении вакцинировано 94% медицинских работников. Оставшиеся — это те, кто недавно переболел либо имеется тяжелая аллергическая реакция, которая не позволяет пройти вакцинацию. Мы на своем личном примере можем сказать, что это обязательно необходимо и что это безопасно. Те, кто принял решение вакцинироваться, не хотят быть опасными для своих пациентов и близких. Сам ты можешь не заболеть, но переносчиком быть можешь. И, если ты по своей вине станешь причиной инфицирования своего маленького ребенка, своей беременной жены или своих родственников, ты никогда себе не простишь, если с ними случиться что-то опасное, — сказала Марина Середкина.

Марина Середкина также рассказала о необходимости вакцинации беременных женщин:

— Уже разрешено вакцинировать беременных женщин, начиная с 22 недели беременности. Это безопасно для самой мамы и для ее будущего ребенка. Сейчас, в 3-ю, 4-ю волну, коронавирусную инфекцию беременные переносят крайне тяжело, очень много осложнений и даже самых неблагоприятных. Беременные женщины должны обезопасить себя и своего ребенка.

Отвечая на вопросы горожан, эксперты также рассказали о том нужно ли проводить ПЦР-тесты перед вакцинацией.

— Не требуется никакого тестирования перед вакцинацией, — отметила Марина Середкина. — Перед вакцинацией обязательно пациента осматривает врач или фельдшер: собирает анамнез, измеряет температуру, сатурацию, слушает легкие.

Все лабораторные тесты не имеют 100-процентной достоверности. Они могут быть как ложноположительными так и ложноотрицательными. Но, если нет клинических проявлений любой инфекции, даже ОРВИ или коронавируса, то вакцинация не запрещена.

Если на момент вакцинации человек уже болел коронавирусной инфекцией, прививка точно не будет для него смертельной. В течение 42 дней в организме начнут вырабатываться антитела. То, что делает живой вирус, тоже самое будет постепенно делать и вакцина.

— У нас были пациенты, которые заболели непосредственно после вакцинации, в течение нескольких дней, — продолжает Наталия Ящук. — Да, человек мог, находясь в инкубационном периоде, пройти осмотр перед прививкой «без сучка без задоринки»: у него не выявлено никаких противопоказаний, поскольку никаких проявлений инфекции нет. В этом случае ПЦР-тест перед вакцинацией будет отрицательный. В инкубационном периоде тест бесполезен. Вакцина, даже если вот так совпало, не сможет утяжелить течение заболевания, тем более привести к смерти. Действительно умирают не от вакцины, а от вируса.

К нам попадали пациенты, которые были вакцинированы и заболели. Они переболели гораздо легче. Таких пациентов нам удается выписать за 10-12 дней. А у пациентов, которые не вакцинированы, достаточно часто развивается более тяжелое поражение легких, которое заставляет нас удерживать пациента, потому что ему нужен кислород.

Об акции #ЯпривилсяБратск

— Нам нужен коллективный иммунитет и нужна коллективная позиция для того, чтобы привести убедительные доводы тем, кто еще сомневается, — говорит Сергей Серебренников. — Я предлагаю дать старт акции #ЯпривилсяБратск. Уважаемые братчане! Те, кто привит, пожалуйста, подключайтесь. Рассказывайте о том, как вы поставили прививку, какие были ощущения, почему решились. Не все слышат представителей власти, медицинских работников. Пусть расскажут люди, которые живут рядом, переболели и поставили прививки. Им нет смысла искажать информацию или как-то лукавить. Поделитесь своим опытом. Тот, кто привился, может сделать видеоролик, рассказать о себе. Чем больше будет откликов, тем больше будет людей, которые решатся на прививку. Таким образом, все вместе победим эту болезнь.

Вопросы от горожан

Один из вопросов, озвученных во время эфира, касался организации лечения. В частности, братчанин поинтересовался: «Почему хирург наблюдает пациентов с ковидом, ведь он не специалист и может назначить неправильную методику лечения». На вопрос ответила Марина Середкина:

— Ковидные госпитали, в условиях пандемии, были развернуты в особых условиях. Инфекционисты не справлялись с растущим количеством больных. Сейчас идет война с пандемией. В этих условиях мы очень быстро теоретически подготовили медицинских работников, не только врачей-хирургов, всех врачей, медицинских сестер и санитарок, которые работают в госпитале. Они все имеют документы по повышению квалификации, без этого никто к работе с коронавирусной инфекцией не допускается.

Результаты лечения наших специалистов не отличаются от результатов лечения крупных клиник Москвы. Мы используем схемы, которые рекомендованы мировым медицинским сообществом. У нас есть для этого все лекарственные препараты. При этом никто не отрицает, что пациенты с коронавирусом не могут иметь острую хирургическую патологию. Мы у себя в больнице оперируем аппендициты, язвенную болезнь, есть поражение легких, требующее хирургического лечения, мы даже роды принимали и проводили кесарево сечение. Работаем все вместе, командой.

— Это, действительно, война, — отметил Сергей Серебренникова. — Война с пандемией, с ковидом. В этих условиях к каждому больному узкого специалиста не поставишь, их не хватает. Медики, к сожалению, болеют и, самое страшное, умирают.

Одним из последних стал вопрос, касающийся сроков вакцинации после болезни.

— Через шесть месяцев после выздоровления рекомендуется вакцинироваться, — отвечает Наталия Ящук. — Но это средний срок и он основан на предположительном сроке сохранения уровня антител, который может защитить человека в случае повторного попадания вируса. На самом деле, уровень антител, способный защитить, достоверно не определен до сих пор. Есть много людей, которые убеждены, что если есть антитела после пережитой в легкой форме болезни, то вакцина может им навредить. Это не так. Вакцина не навредит, даже если в организме уже есть антитела. Она не вызовет никакую неконтролируемую реакцию.

Очень важно в вакцинации прогнозируемость реакции. Мы можем прогнозировать, что может случиться. Мы знаем как с этим бороться, мы знаем сроки, за которые поствакцинальная обычная реакция проходит, это одни-двое суток и все. В случае болезни мы прогнозировать, уже к сожалению, ничего не можем.

Узнавайте новости нашего сайта первыми — подписывайтесь на телеграм-канал!

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Поделиться в соцсетях:
Подписаться
Уведомление о
0 комментариев
Встроенные обратные связи
Просмотр всех комментариев
Копирование невозможно!
0
Здесь можно оставить комментарийx
()
x